» » Ирина Понаровская: «Все делают пластику, только скрывают!»

Ирина Понаровская: «Все делают пластику, только скрывают!»


Источник - NewsTUT.ru

Ирина Понаровская: «Все делают пластику, только скрывают!»
Она из тех, кого даже после двадцатилетнего молчания невозможно забыть. Знаменитость произвела настоящий фурор своим появлением на программе «Прямой эфир» у Андрея Малахова: стильная стрижка, эффектный макияж, элегантный костюм...

Фанаты Понаровской затаили дыхание: «Неужели возвращается на сцену?» «СтарХит» решил расставить точки над «i».

«Станьте примером»

— Ожидали, что поклонники так тепло встретят вас?
Без волнения невозможно! Пусть зритель не думает, что певцы и артисты бесчувственные и без учащенного биения сердца являются к ним. Любой выход на сцену, даже ежедневный, сопряжен с переживаниями. Сама удивилась, что пошла на это. Но однозначно – реакция приятна!
— Вы остаетесь одной из немногих женщин в нашей стране, готовых на эксперименты в любом возрасте. Придумывать образы помогает имиджмейкер?
Одеваюсь сама, если быть нескромной, органично и красиво. Но есть люди, которые советуют. Например, дизайнер Мария Пшеничникова. С большим удовольствием ношу ее вещи, иногда она их дарит. Главное, составить базовый набор, остальное– дело аксессуаров. Но их необходимо подбирать и использовать умело. Нельзя перебарщивать или оставлять образ пустым. Прическу доверяю Леночке Васильевой. В общем, создать красивый лук – искусство. Занимаюсь им всю жизнь. Не каждой женщине это присуще. Но мне Бог и родители дали, спасибо им!
— Неужели нельзя привить чувство вкуса?
С детства, наверное, да, а взрослого человека переубедить труднее. К сожалению, люди смотрят на себя только в фас. Женщины не видят ракурсов сзади, сбоку, поэтому ошибочно воспринимают фигуру. А в зрелом возрасте уже тяжелее объяснить, плечи у них узкие или широкие. Если с малых лет давать понять, что красиво, а что нет, определенным образом одевать ребенка... Есть даже такая замечательная поговорка: не пытайтесь воспитывать детей, они все равно будут похожи на вас. Станьте примером, и тогда у них появится вкус.
Ирина Понаровская: «Все делают пластику, только скрывают!»
— А если говорить о вашем гардеробе: покупаете сразу понравившуюся вещь или смотрите на стоимость?
У каждого человека свой ценовой порог. Конечно, все в разумных пределах: могу позволить и за 50 тысяч рублей коктейльное платье, и за 150 тысяч хорошее пальто. Но только в ситуации, когда пойму, что очень нравится и без этого гардероб не полон и отстает от моды. Что касается брендов масс-маркета, их тоже знаю. Спокойно покупаю джинсы в H&M. Мне не важен ярлычок Armani на одежде. Я не шопоголик, приобретаю вещи продуманно. Например, сначала туфли, а только потом подбираю к ним образ, вплоть до головного убора.
— Помимо стиля поклонники обсуждают еще и вашу фигуру. В чем секрет?
Рассчитывать на то, что в 65 лет будет идеальное тело, спорно. Однако мои недостатки никогда не увидите – мастерски их прикрою, но и распускаться себе не позволяю. Да, сижу на определенном питании: уже давно не ем мясо, отказалась от жирного, не скажу, что не пью, иногда разрешаю бокал вина. Раньше следовала особой системе голодания, результаты по сей день держат меня в хорошей форме. Не назову себя и часто болеющим человеком: давление в норме, все внутри в порядке. Я сохраняю то, что дано не природой или мамой с папой, а чего добилась сама. Слава богу, не прибегая к пластической хирургии! Но не исключаю, особенно это касается лица. Все делают подтяжки, только скрывают! Если тысячи человек увидят на две мои морщины меньше и кто-то скажет комплимент, почему бы и нет?
— В одном из интервью вы назвали себя великим преобразователем – мол, сами убираетесь, шторы вешаете, подключаете свет... Но мне тяжело представить Ирину Понаровскую со шваброй!
Попробуйте! Но это всегда останется за закрытыми дверями, не при гостях. Крайне редко обращаюсь за помощью к людям, которых ре­комендовали. Просто в питерской квартире девять окон, их сложно чистить, ребята и выручают.
Ирина Понаровская: «Все делают пластику, только скрывают!»
— А какие блюда любите готовить?
Больше сыроежка – ем сырую еду. Но что попросите, то и сделаю. Когда мама была жива, она всегда заказывала, например, скажет: «Хочу плов!» Тогда я отправлялась на базар, покупала хороший кусок баранины, настоящий узбекский рис, все специи и готовила. Если надо запечь свинину или домашнюю буженину – легко. Все могу, другое дело, ем ли это сама... Мое – это салаты, каши, особенно зимой, когда нужно чем-то греться.

«Сойдешь с дистанции»

— Чем сейчас занимается сын Энтони?
Живет в Москве, работает на радио звукорежиссером. У нас очень теплые отношения, часто общаемся по душам. Считаю подарком судьбы, что сын так мне доверяет, советуется.
— А Ирина Понаровская строгая свекровь?
Вообще, я не свекровь, а мать двоих детей и внуков. И сын, и его жена Аня – оба родные, любимые. Только так можно сохранять мир.Иногда, когда вижу между ними разногласия, тихонечко удаляюсь, чтобы не вмешиваться. Если спросят, конечно, отвечу. Как в Библии написано? «Да прилепится муж к жене». Значит, когда живете вместе, нельзя входить в чужую комнату без стука. Вот и я не вторгаюсь. Но когда необходима, всегда рядом.
— Если внуки Эрик и Шарлотта захотят стать артистами или певцами, отговорите?
Конечно! Хотя к тому времени эта профессия, наверное, канет в Лету. Думаю, на музыкальном поприще сейчас кризис. Нужно либо обладать неординарным талантом, либо быстро сойдешь с дистанции.
Ирина Понаровская: «Все делают пластику, только скрывают!»
— Балуете их или можете сказать «нет»?
Без этого никуда! Я жесткая, но лишь по существенным вопросам, не по мелочам. Стараюсь, не отключая бабушкино сердце, включать бабушкины разумные мозги. Поэтому наше общение всегда приятное. Когда приезжаю в гости, Эрик встречает со словами: «Я так по тебе скучал!» Шарлотта еще не говорит. Когда попадаю в ее поле зрения, тянет ручки – и большего не надо! Кстати, первое слово внучки – «баба».

«Боюсь войны»

— Вас часто называют сильной женщиной. Считаете себя такой?
Наверное, сейчас, в свои 65, скажу, что да, но не горжусь этим. Профессия заставила. Если бы была слабенькой, то публика за мной бы не последовала. Иногда необходима жесткость. Пыталась делать это в меру своего воспитания, образования, достоинства, а не высокомерия.
— По вашему мнению, существует ли женская дружба?
Да! Лера Тувина, Ксения Дмитриева, Ира Добрынина, Ия Нинидзе, Маша Пшеничникова – люди, которые украшают мой мир. Я не самый плохой пассажир в этой лодке, а для равновесия в ней те, кто перенес со мной многое. Не знаю, как их отблагодарить, хочется сказать прилюдно – спасибо за все!
— Можно ли простить предательство?
Предательство? Опасаюсь какие-то вещи называть этим словом. Например, предают Родину, вот масштабное, вселенское слово. Поставить его рядом с мужчиной? Не стала бы, они просто ведут себя так, как хотят. Считаю, измена – не предательство. Если речь о дружбе, надо забыть. Поговорить, указать на ошибки, они у всех случаются. И у меня тоже. Я прощала, и меня прощали! Это великая вещь и благо.
Ирина Понаровская: «Все делают пластику, только скрывают!»
— Сталкивались ли когда-то с кризисом возраста?
Некогда было! Что касается сегодняшнего периода жизни, который называется еще «пенсионный возраст дожития», его тоже не назову кризисным. Прекрасно понимаю, что никто не остается вечно молодым и активным. Нужно вовремя, тихо (по-английски или нет) уходить из поля зрения, чтобы о тебе помнили только хорошее. Не то, как ты доставал своей внешностью или трясущимися конечностями. Не следует лезть туда, где крупным планом видны мелкие недостатки. Но они еще ладно. А вот где посмотрят на твою немощь – здесь да. Те, кого огорчит твой уход, и так знают, как ты живешь и стареешь.
— Цифр в паспорте не стесняетесь?
Я столько лет на сцене, зачем скрывать? Глупо! Говорят, прекрасно выгляжу. С уважением отношусь к зрителям, поэтому не имею права выйти абы как даже в магазин. Знаю, надо выглядеть прилично, быть приветливой, готовой, что могут узнать. Хотя это непросто, только если по голосу. За сценой практически не использую косметику, только губы могу накрасить, лицо и так устало от грима. Я за естество, каким бы оно ни было.
— А опасаетесь чего-нибудь в жизни?
Войны, гибели людей. Конечно, не видела подобного, заложено генетически, ведь мама и бабушка пережили блокаду Ленинграда. Страх и боязнь чего-то – разные вещи. Первое – диагноз, второе – предупреждение.
— Вы верующая?
Да, но не знаю, могу ли себя назвать религиозной. Разговаривала с настоятелем кронштадтского собора отцом Алексеем. Спросила: «Мне считать себя верующей? Я не соблюдаю обряды, не очень воцерковленная, нечасто причащалась...» Он не ответил, а позже прислал притчу, называется «Трое нас и трое вас». Есть поступки, которые совершаешь, не думая. А потом откроешь Библию, прочтешь и удивляешься: как сделал по написанному там? Думаю, верить – значит жить не тупо, а разумно, по заповедям, не нарушая! И Бог о тебе позаботится.
— Часто посещаете храмы?
С удовольствием, но не обиваю пороги. К Всевышнему не надо обращаться, когда живешь по его законам, он сам все видит. Поэтомуу меня не случается неразрешимых ситуаций. Всегда откуда-то поступает важная информация. Например, о системе голодания, которая помогла вылечить почки. Не понимаю, как это происходило, думаю, меня ведет Бог.
— Рассказывали, что хотите открыть свое дело, связанное с модой. Уже перешли от идеи к стадии реализации?
Бизнес-план разрабатывается. Будет стилистическая лаборатория, где женщинам предложат одежду, готовые образы. Для тех, кто по каким-то причинам не может измениться, даже проведут небольшие сеансы психотерапии. Конечно, дамы не всегда прислушиваются к советам, тут выбор за ними. Мы же сделаем все от нас зависящее. Размышляю над названием. Раньше у меня была студия «Пространство стиля». Сейчас боюсь брать это же имя, найду новое, не хуже.
Ирина Понаровская: «Все делают пластику, только скрывают!»
— Вы представили публике песню «Пусть говорят»...
Мне подарила ее Ольга Животкова, псевдоним – Бажана. Текст не про меня, а про любую удавшуюся актрису, можно так сказать. Я никогда не пела про себя. Мне понравились композиция, автор и его отношение.
— Не думаете с кем-нибудь спеть дуэтом?
Я сама в состоянии сказать что-то. Хотя, если поступит экстраординарное предложение, рассмотрю. Честно, громкое объявление о моем возвращении на сцену немножко преувеличено. Не думаю, что готова опять отдаться шоу-бизнесу. Безусловно,чуть-чуть соскучилась по сцене. Я никогда не заявляла, что закончила карьеру. Как сказал Саша Розенбаум: «Творческий отпуск Ирины немного затянулся». Многие известные писатели создали великие шедевры, а потом до старости прожили, ничего подобного не сделав. Может быть, я и не произведу чего-то нового, но творческое начало осталось, ощущаю себя генератором идей. Не знаю,куда они поведут – в сторону сцены, моды, театра... Я в действии, в форме, чтобы быть кем-то замеченной и приглашаемой!
— Новая фотосессия вызвала фурор в Сети. Кто ее автор?
Сейчас такое время, что много хороших специалистов. Но по-настоящему одаренные люди всегда в единственном экземпляре! На фотосессии я полностью полагалась на мнение директора Леры Тувиной.
— Какой видите себя через 10 лет?
Десять лет назад я не видела себя такой, какая я сейчас. Поэтому бог его знает, какой стану, ума не приложу!


комментариев