» » История террора: бизнес на крови

История террора: бизнес на крови


История террора: бизнес на крови

4 ноября — ИА «News». Давно подмечено, что политический терроризм и экстремизм являются своеобразным источником дохода для различных беспринципных авантюристов. А одурманенные вождями «идейные» рядовые исполнители террористических актов служат не более чем пушечным мясом в циничных коммерческих расчетах «дельцов от террора».


Король провокаторов


Самым известным «бизнесменом-террористом» был, конечно же, знаменитый Евно Азеф. Он родился в 1869 году в Гродненской губернии в семье бедного портного-еврея. С юности Евно участвовал в кружках революционной молодежи. В 1890 году окончил гимназию в Ростове-на-Дону. В 1892 году был принят в число секретных сотрудников полиции. Первоначальный оклад Азефа составлял всего лишь 50 рублей в месяц. Но Азеф знал, что это только начало. Он хотел иметь много, много денег — и знал, как этого достичь.


В 1899 году Азеф вступил в партию социалистов-революционеров (эсеров). Уже к 1903 году Азеф становится центральной фигурой и возглавляет Боевую организацию эсеров, осуществляющую террористические акты. Партийные псевдонимы Азефа — «Иван Николаевич», «Валентин Кузьмич», «Толстый». В контактах с Департаментом полиции он использовал псевдоним «Раскин».


Боевую организацию Азеф реорганизовал, сделав ее компактной, централизованной, строго дисциплинированной и легко управляемой. Сам Азеф активно продвигал индивидуальный террор, при этом предотвращая некоторые террористические акты (покушение на министра внутренних дел П. Н. Дурново, на царя Николая II).


Азеф вел поистине дьявольскую игру. Он выдал царской полиции весь первый состав ЦК партии эсеров и ряд эсеров-боевиков, а также некоторые планы и коммуникации революционеров. И одновременно он же организовал более 30 террористических актов, осуществил убийства видных представителей царского государственного аппарата, в том числе своих начальников: министра внутренних дел и шефа корпуса жандармов Плеве, генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича, петербургского градоначальника фон дер Лауница, главного военного прокурора Павлова.


Возникает закономерный вопрос, как же Департамент полиции, курировавший работу Азефа, мог терпеть такое? Азеф понимал, что для того, чтобы сохранять доверие своих однопартийцев, он должен время от времени совершать успешные террористические акты. И вместе с тем он понимал, что Департамент полиции никогда не позволит своему агенту убивать высших сановников империи. Азеф нашел простой выход.


Часть терактов он готовил втайне от Департамента полиции, прилагая все усилия для их успешного осуществления. А потом сообщал своему начальству, что успешную акцию провели некие неподконтрольные ему эсеры-экстремисты. О других же терактах Азеф заблаговременно сообщал в охранку, и они, естественно, проваливались. Благодаря этому Азефа долгие годы считали «своим» и террористы, и полиция. У эсеров не раз возникало подозрение в отношении Азефа — и каждый раз оно наталкивалось на «непреодолимое препятствие»: человек, организовавший столько успешных террористических акций, не может быть агентом охранки! Да, Евно Азеф сумел обеспечить себе поистине «железное алиби».


Для охранного отделения Азеф был бесценным агентом. Уже казались совсем сказочно далекими те времена, когда начинающий провокатор получал жалкие 50 рублей в месяц. Теперь жалование «двойного агента» составляло 1000 рублей в месяц — это было равноценно окладу губернатора! Для сравнения: средняя зарплата подавляющего большинства служащих царской России (чиновников, врачей, учителей и т.д.) составляла от 20 до 100 рублей в месяц.


Как видим, Азеф получал щедрое вознаграждение за свое предательство. Но и этого ему было мало. Пользуясь своим высоким статусом в партии эсеров, он бесцеремонно запускал руку в партийную кассу. Для того, чтобы оправдать в глазах товарищей эти финансовые «изъятия», Азеф сочинял нарочито авантюрные схемы будущих покушений. Так, планируя покушение на Николая II, Азеф убедил ЦК партии эсеров выделить деньги на проектирование и строительство специальной подводной лодки и самолета (!) для совершения теракта. Естественно, ни подводная лодка, ни самолет построены не были, а выделенные финансы осели в бездонных карманах Азефа.


Лишь в 1908 году неуловимый провокатор был разоблачен. Но и здесь Азефу сопутствовала удача. Он смог избежать ликвидации и скрылся за границей. В дальнейшем экс-террорист жил в Берлине под видом рантье Александра Ноймайра.


После начала Первой мировой войны Азеф разорился, так как все его средства были вложены в русские ценные бумаги. Чтобы хоть как-то сводить концы с концами, открыл в Берлине корсетную мастерскую. В июне 1915 года немецкая полиция арестовала его как бывшего русского секретного агента. В тюрьме Азеф заболел и 24 апреля 1918 года умер от почечной недостаточности. Был похоронен в Берлине на Вильмерсдорфском кладбище в безымянной могиле за № 446. По некоторым данным, захоронение это сохранилось и до нашего времени.




История террора: бизнес на крови


Евно Азеф / Википедия


Ничего личного – просто бизнес


Азеф был далеко не единичной фигурой подобного сорта на политическом поле Российской империи. Расцвет революционного терроризма, пришедшийся в нашей стране на конец XIX – начало XX века, породил целую плеяду циничных провокаторов, которые банально «делали деньги» на убийствах и предательстве.


Одним из таких дельцов был Аркадий Гартинг. В 1883 году, будучи еще студентом петербургского Горного института, Гартинг был завербован охранным отделением. Юноша пользовался полным доверием революционеров-подпольщиков. В конце 1880-х годов по заданию охранки Гартинг перебрался в Париж, где быстро наладил контакты с эмигрантской народовольческой средой. Вскоре эмигрант-провокатор уже стал руководителем ряда политических террористических организаций.


Оставаясь на словах бескомпромиссным террористом, Гартинг искусно губил своих ничего не подозревавших «коллег». Так, он с пеной у рта настаивал на убийстве императора Александра III. С этой целью при активном содействии и участии Гартинга в Париже было организовано производство бомб. Дождавшись момента, когда бомбы были разнесены и спрятаны в квартирах революционеров, Гартинг оповестил о заговоре французскую полицию. В результате 27 членов террористической организации предстали перед судом в Париже.


Что же толкнуло Гартинга на путь предательства? Как ни парадоксально — банальный материальный расчет. Во-первых, за свои услуги провокатор потребовал себе статус почетного гражданина с правом повсеместного проживания на всей территории Российской империи (для него как еврея это требование было крайне актуальным — как известно, до революции 1917 года евреи в Российской империи были ограничены в своем проживании и передвижении так называемой чертой оседлости). А во-вторых, террорист-предатель хотел денег — как минимум 1000 рублей в год.


После того, как Гартинг успешно сорвал покушение на Александра III, Департамент полиции удовлетворил обе его просьбы. Более того, карьера осведомителя резко пошла вверх. В 1900 году мы видим Гартинга уже в чине титулярного советника и главой берлинской агентуры Департамента полиции.


С началом русско-японской войны 1904-1905 г. Гартинг, облеченный особым доверием руководства, получил задание обеспечить безопасность следования Второй Тихоокеанской эскадры. Вскоре Гартинг доложил, что создал сеть из более чем 80 наблюдательных пунктов, зафрахтовал до 12 судов, задействовав агентуру на территории Дании, Швеции, Норвегии и Германии. Из докладов можно было сделать вывод, что Гартинг развернул дело с необычайной широтой. На это требовались немалые средства, но Департамент полиции не скупился. Но, как выяснилось позднее, царские сыщики были обмануты циничным провокатором так же, как до этого им были обмануты беспощадные революционеры. Вся «гигантская шпионская сеть», якобы созданная Гартингом, оказалась чистой воды обманом. А деньги, полученные на ее содержание, корыстолюбивый агент попросту положил себе в карман.


Однако выяснится этот факт гораздо позднее, а тогда — в 1904-1905 годах — блеф Гартинга был принят руководством полиции за чистую монету. За успешно проделанную работу Гартинг даже получил благодарность от высокого начальства. Ну и, конечно, щедрую денежную премию.


Во время Первой мировой войны Гартинг был агентом русской контрразведки во Франции. После революции 1917 года он остался там жить, занимаясь банковским делом. Дальнейшая судьба провокатора неизвестна.




История террора: бизнес на крови


Аркадий Гартинг с семьей / Википедия


«Мамаша» из охранки


В числе видных провокаторов было и несколько женщин. Так, в 1926 году на весь СССР прогремел судебный процесс над «старой революционеркой» Анной Серебряковой, которая, как выяснилось, долгое время была агентом царской полиции.


Анна Серебрякова участвовала в революционном движении с 1880-х годов. В ее квартире проводили свои встречи сторонники крайних политических движений, в том числе и начинающие большевики: Луначарский, Ногин, Бауман, А.И.Елизарова (старшая сестра Ленина). Как бы удивились они, узнав, что их гостеприимная хозяйка и единомышленница с 1885 года состоит на службе в Московском охранном отделении (агентурные псевдонимы «Мамаша», «Туз», «Субботина»).


Руководители Московского охранного отделения, Департамента полиции и сам министр внутренних дел Российской империи П. А. Столыпин высоко ценили деятельность агента Серебряковой. Ей выплачивались единовременные пособия в 1908 году (5000 рублей) и 1910 году (500 рублей). И это не считая щедрой помесячной «зарплаты», точные размеры которой неизвестны. Но можно вполне уверенно утверждать, что они были отнюдь не символические.


В феврале 1911 года по ходатайству Министра внутренних дел император Николай II утвердил назначение Серебряковой пожизненной пенсии (получала с февраля 1911 года по январь 1917 года) 100 рублей в месяц. Общая сумма пенсионных выплат и разного рода премиальных составила 12 400 рублей сверх ежемесячной зарплаты.


Суммы, которые получала «Мамаша» за свою деятельность, как видим, были более чем солидные. Собственно, именно корысть и толкнула ее на путь предательства. Чтобы подороже продать себя охранке, Серебрякова на собраниях революционеров из кожи усердно проявляла «непреклонную революционность», чем снискала себе славу «надежного и преданного товарища». Революционеры доверяли ей свои самые сокровенные тайны, которые тотчас же становились известны охранному отделению.


Агент «Мамаша» была разоблачена лишь после революции 1917 года, когда большевики начали поиск и судебное преследование бывших провокаторов. В 1924 году Серебрякова была арестована. Суд состоялся в апреле 1926 года. Принимая во внимание преклонный возраст (69 лет) и инвалидность (слепота) обвиняемой, суд приговорил ее к 7 годам тюрьмы. Анна Серебрякова скончалась в заключении где-то в конце 1920-х годов.


Денис Орлов


Проект «Антитеррор» реализован на средства гранта Санкт-Петербурга



Постоянный адрес новости:
https://newstut.ru/novosti-rossii/175441-istoriya-terrora-biznes-na-krovi.html

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Подтвердите, что Вы не робот: